Молодость

«Молодость» (Youth) — комедия, пропитанная желчью и сарказмом. Чего стоит одно название! Ведь главные герои — два 80-летних богатых старика (Майкл Кейн и Харви Кейтель), проводящие время на роскошном курорте в Швейцарии. Большинство отдыхающих — такие же дряхлые пенсионеры. Дряблые обнаженные тела чередой проходят на процедуры, рядком лежат в бассейне, затем, затянутые в смокинги и дорогие платья, изображают светскую жизнь в шикарном ресторане. Молодость — всего лишь мираж, который они пытаются поймать с помощью всех медицинских ухищрений.

Паоло Соррентино, автор нашумевшей «Великой красоты», сделал фильм, вызывающий бурю ассоциаций: от античной драмы, «8 с половиной» и «Смерти в Венеции» до одноименной песни Чижа. И это погружение в воспоминания — тоже один из признаков старости, без конца убегающей в прекрасное прошлое.

«Молодость» притворяется фильмом без сюжета, убаюкивает мягким ритмом, чтобы потом ударить наотмашь. Время тянется медленно, старые друзья без конца острят, обсуждая полузабытые интрижки и свой простатит, курортных аниматоров и то, что когда-то составляло смысл их жизни. На два часа действия и трех главных героев (старики и дочь одного из них, в ее роли Рейчел Вайс) приходится всего семь сюжетных моментов.

Из незначащих мелочей неспешно складывается общая картина и так же постепенно разрушаются человеческие жизни. Потому так болезненно вспоминать все эти дурацкие детали, вроде шуршащей бумажки, или полотенец в форме лебедя, или истерики в самолете.

Один из героев хочет забыть, кем он был когда-то. Другой — остаться собой прежним, когда время ушло безвозвратно. Но они больше не молоды, а значит, не властны над собственной жизнью. Или что-то еще можно изменить? Воспоминания и сожаления преследуют героев, меланхолия перекидывается на зрителей. Снова и снова всплывают в памяти кинодивы на альпийском лугу, кладбище в Венеции, птичка в клетке и слова доктора: «Что ждет вас за стенами клиники? Молодость!».

Youth

Читайте также: